Лофт, Викторианский футуризм (Стимпанк), Жюль Верн, Машина времени, Масоны и Герберт Уэллс

В средневековой Англии, одна из важнейших привилегий каменщиков (Масонов) — свобода передвижения, необходимая по роду профессии, ведь бригадам профессиональных строителей приходилось переезжать за заказами из города в город. А так как все податные слои общества были обязаны соблюдать жесткие законы об оседлости, то масоны явно выделялись своей возможностью быстро свалить из тех мест, где им что-то не нравилось. Каменщики были единственными податными жителями Англии, которым официально было позволено свободно, без особых разрешающих бумажек, передвигаться по стране. Поэтому их стали называть «вольными».

Масонский Орден начался с организации его строителями, имевшими солидный стаж и посвященными в тайны строительного искусства. Позже, желающие вступить в Орден, но не обладающие никакими специальными навыками и не принадлежавшие к сословию каменщиков, стали продолжателями Божьего дела на земле, поскольку они являлись строителями истинных форм жизни.

На пересечении науки и искусства под растущим гнетом святой инквизиции, алхимия все больше уходила в глубокую тень вместе с масонами и идеями о светлом мире будущего. Так это привело к тому, что масоны первыми разработали всемирную концепцию демократии.

Термин «новый мировой порядок» появился только в начале XX века, хотя эта концепция существовала и ранее в социалистической и пацифистской парамасонерии XIX века. Термин этот принадлежит писателю фантасту Герберту Уэллсу, написавшему книгу под таким названием. Крайне важно, что это отнюдь не совпадение, так как Герберт Уэллс был не только членом «Фабианского Общества» (группа социальных философов в Лондоне, выступавших за осторожность и постепенность в политике, науке и общественной жизни), но и одним из руководителей его английского отделения. Кроме того, в 1916 году Уэллс организовал «Лигу ассоциации свободных наций» совместно с представителями других протомондиалистских обществ — франк-масонами Лионелом Куртисом и лордом Греем (оба принадлежали также к обществу «Круглый Стол»). Ко всему прочему писатель фантаст, а на самом деле, один из разработчиков футурологических проектов будущей цивилизации, был связан с тайным обществом «Киббо Кифт», основанным в Англии в 1921 . Если принять во внимание такую социалистско-мондиалистскую подоплеку Уэллса, то в совершенно ином свете предстанут его общеизвестные дружеские отношения с Лениным и особый интерес к коммунистической России.

Викторианский период в истории Англии можно считать одним из самых значимых и важных. Несмотря на значительную протяжённость во времени, эта эпоха  характеризуется быстрыми переменами во многих сферах человеческой жизни. Это были технологические, демографические сдвиги, изменение мировосприятия людей, изменения в политической и социальной системе.

Отличительной чертой этой эпохи является отсутствие масштабных войн, что позволило стране интенсивно развиваться — в частности в сфере развития инфраструктуры, строительства железных дорог. В области экономики в этот период продолжались промышленная революция и развитие капитализма. Для социального облика эпохи характерен строгий моральный кодекс (джентльменство), закрепивший консервативные ценности и классовые различия.

Жюль Верн в своих произведениях  предсказал научные открытия и изобретения в самых разных областях, в том числе акваланги, телевидение и космические полёты, он был одним из основоположников жанра научной фантастики и отцом Викторианского Футуризма. Если Жюль Верн в отношении прогресса оптимист, то Герберт Уэллс в значительной степени пессимистичен. Если Верна легко ловить на наукообразной чепухе, то в отношении Уэллса это затруднительно. Если первый — из рано стартовавших литераторов с гуманитарным образованием, то второй — не в последнюю очередь учёный-естественник, то есть человек с систематичными познаниями, опытом исследовательской работы, научным складом ума. Если первый по-французски жив, то второй по-английски сдержан. Если первый потакает массе недоумков в её простеньких вкусах, то второй размышляет о подправлении общества.

Первой книгой Уэллса, учившегося у ученика Чарлза Дарвина и деда Олдоса Хаксли, был учебник по биологии. И уже в нем выразилась особенность его творческого приема – подходить к литературе с позиций ученого, а к науке с образным мышлением художника. Он пишет:

«В книге природы записаны, например, триумфы выживания, трагедия смерти и исчезновения, трагикомедия деградации».

«Зоология, в сущности, есть философия и литература для тех, кто может прочесть ее знаки».

Вот так, из противоречий современного Уэллсу буржуазного общества вырос мир будущего, показанный в его первом художественном романе «Машина времени» (1895): человечество, «расслоившееся» на два биологических вида – элоев, потомков буржуа, и морлоков, потомков пролетариев. Тут уместно вспомнить, что писатель был социалистом, трижды приезжал в Россию, дважды уже в Советскую, встречался с Лениным и Сталиным. С 1906 года и до самой смерти поддерживал общения с Максимом Горьким, встречался с Алексеем Толстым. И с семьей Рузвельтов он, кстати, тоже был близок…

Однако Уэллс был в корне не согласен с марксизмом, он писал:

«Маркс был за освобождение рабочего класса, я стою за его уничтожение».

 

Так  сейчас от бурного развития мысли и технологий Викториансокой эпохи, остался Лофт, который возвращает к нам понимание, что «Пластмассовый мир победил», но это не точно…